Где крыша дома моего?

Где крыша дома моего?Где крыша дома моего? Где крыша дома моего? Потянуло меня недав но на классику. В частности, на нашего с вами Карла Маркса. Уютно расположившись в своей шестиметровой кухне, я листал второй том «Капитала», пытаясь понять тайну нынешнего кризиса. Только я дошел до слов «Невыплачиваемые кредиты приведут к банкротству банков, которые будут национализированы государством. », как меня остановил телефонный звонок.

Наш КСК проводил срочное собрание по поводу протекающей крыши. Маркса пришлось отложить на потом и заняться насущным. Так родилась эта статья. На собрании происходило вот что. Председатель КСК объявил, что в стране началась модернизация жилищно-коммунального хозяйства.

Поэтому все жильцы нашего подъезда должны добровольно скинуться по 25 тысяч тенге для починки кровли. Народ, знаете ли, возмутился и начал кричать, что раз программа государственная, так пущай государство само и крыши латает. А председатель ответил, что на наше КСК в рамках программы перепадет всего 14 тысяч тенге, которых хватит разве что на четверть зарплаты его секретарши. Так что если мы хотим жить под недырявой крышей, то платить придется самим. Где наш хитрый коммунальный предводитель взял эти 14 тысяч — не знаю, только все это дело меня сильно заинтриговало. Я залез в интернет и начал читать все, что там написано по поводу модернизации ЖКХ Казахстана. По ходу чтения меня обуревали тысячи разных мыслей.

Сейчас я ими поделюсь. Итак, в конце мая правительство утвердило концепцию модернизации и развития ЖКХ РК и комплексного плана на 2010 — 2014 годы. На эти цели предусматривается выделять по 60 млрд. тенге ежегодно в течение пяти лет. Что предполагается на эти деньги сделать? Отремонтировать коммунальные сети, провести паспортизацию объектов ЖКХ, привести в порядок системы водоснабжения и водоотведения в областных центрах, Астане и Алматы, снести аварийное жилье. На совещании кабмина также было отмечено, что «более трети лифтов требуют замены или капремонта, а уровень износа коммунальных сетей достигает 60 -75%. Потери тепла, воды и электроэнергии составляют 20-30%». Давайте разбираться. Что касается износа коммунальных сетей, то коллективная система отопления советских городов изначально была экономически ущербной. В городские коммуникации еще на стадии проекта закладывались тепловые потери порядка 30%, и все из-за того, что дешевле было строить одну котельную на город вместо одной на квартал. Плановая экономика не считала ни деньги, ни тонны мазута и угля. Поэтому в Советском Союзе «коммуналка» оказалась самой дорого-стоящей. Так, в большинстве северных стран, например, в Канаде, странах Северной Европы никогда не строили общегородских теплосетей. Там в каждом доме или в группе из 2-3 многоквартирных домов ставится отдельная небольшая печь, которую обслуживает нанятый жильцами оператор. По затратам это гораздо экономичнее, чем центральное отопление. Безусловно, для советской концепции «городов-предприятий» или для идеи типового жилья «спальных районов» такая модель никак не подходила. Зарыть в землю трубы с точки зрения затратности было дешевле. Однако трубы ржавеют, и с течением времени расходы на содержание ЖКХ вышли из разумных экономических рамок. А города росли и усугубляли проблему. Поэтому наша теплоэнергетическая система сегодня — вовсе не система, а неуправляемый и неотлаженный механизм. Хватит ли заложенных денег, чтобы систему поменять? Конечно, нет. Далее — лифты. Было сказано, что больше трети их нуждаются в замене. Я не знаю, сколько лифтов в Казахстане, но знаю, что только в Алматы их более 3000. Стоимость одного российского лифта — в пределах 15 тысяч долларов. Стало быть, по самым скромным подсчетам, только чтобы заменить алматинские неисправные лифты (около тысячи), вместе с монтажом потребуется более 5 млрд. тенге. А по всей стране? Есть и другие, не менее принципиальные проблемы современного ЖКХ. Это и отсутствие в системе ЖКХ такого базового субъекта, как каждый отдельный многоквартирный дом, и обеспечение подомовых КСК-кондоминиумов общими приборами учета холодной, горячей воды и тепла. Это, наконец, упорядочение тарифной политики. Как заметил один наш экономист, «нынешняя система утверждения тарифов определяется делением неких предполагаемых затрат на предполагаемый отпуск продукции. То есть делением неопределенности на неопределенность». К сфере ЖКХ, конечно, нужно отнести и проблемы энергетического комплекса. Знаете, какой сегодня самый популярный алматинский анекдот? «Объявление! На случаи отключений электроэнергии для граждан начат выпуск портативных гидроэлектростанций, которые могут быть установлены в каждой квартире и вырабатывают ток при спуске вашего унитаза». Смех смехом, но только за несколько прошедших месяцев в самом крупном городе Казахстана произошли четыре серьезные аварии. Одна из этих аварий вывела из себя даже всегда спокойного городского акима. На следующий же день Ахметжан Есимов уволил председателя правления АО «Алатау Жарык Компаниясы», а его заму влепил строгача. А между тем подстанция, по вине которой произошла эта авария, была построена еще 27 лет назад и естественным образом устарела физически и морально. Словом, к чему я это все? К тому, что, наверное, не «модернизировать и развивать» нужно все наше ЖКХ, а менять его полностью. А для этого нужна четкая, не на один год, государственная программа, нужен орган республиканского масштаба с широкими полномочиями. Иначе получится, как всегда: деньги, выделенные на очередную «модернизацию», исчезнут в «коммуналке», как в черной дыре. И чинить крыши, а вкупе с ними и двери, и подвалы, и все остальное придется опять нам с вами.